Наши друзья

Тренировки Кёкусинкай в Мурманске. Клуб «Тэнгу»

Тренировки по Карате Кёкусинкай в Мурманске | Клуб «Тэнгу» +7 (930) 150-10-11


Международная бойцовская организация Кёкусинкай (WFKO)

ДОКУМЕНТЫ

Подписка

RSS-материал

Вход в систему

Яндекс.Метрика

Акция

ЧЁРНЫЕ ПОЯСА - ВЛАДИМИР ЩУРОВ

Мы начинаем новую рубрику «Золотые пояса». В ней мы будем рассказывать о руководителях клубов, сэмпаях, обладателях Данов. Тех, кто, передавая свои знания и опыт, вдохновляют. Тех, кто, преодолевая, в первую очередь себя, учат побеждать. Тех, с кем общаешься и понимаешь - за этими людьми стоит идти. 
 
Первый материал - о Владимире Ивановиче Щурове, руководителе видяевского клуба Кёкусинкай.     
 
 
- С чего началось Ваше знакомство с карате кёкусинкай?
- Где-то в 1989 году мы стояли в Николаеве, формировался экипаж, тогда ещё «Тбилиси».  Я занимался шотоканом. Первый учитель по шотокану – Ширяев Николай Петрович. Рядом с экипажем находился завод, одно из подвальных помещений было переделано под спортзал.  Тогда это было модно. И там же я услышал о кёкусинкае, о Танюшкине, о его изнурительных тренировках, - молва шла огромная. Позже понял, шотокан – не для меня, он неконтактный. Кёкусином серьезно начал заниматься в Видяево и уже вышел на Анатолия Криводедова.
 
- Что Вы чувствовали во время первых тренировок?
- Так сейчас и не скажешь, больше страха, куража какого-то, а вообще единственное желание было выйти живым, настолько все было сложно.
 
- Кто повлиял на Ваше становление как каратиста?
- Аксенов Эдуард Игоревич в Ростове. Я ездил к нему, он всегда принимал меня. Надо отдать должное, не заставлял себя ждать. Всегда по-человечески относился. Ребята у него интересные. В Пензе - Владимир Петрович Сычин, Константин Митрофанов. Помню, приехал как-то к Сычину, ждал его часа четыре, но, думаю, не уйду. И действительно, выходит он, посмотрел на меня и говорит Митрофанову: «Костя, возьми его и занимайся с ним». Вот так я и набирался опыта, ездил, смотрел, чего мне не хватало. Обратил внимание, что в ростовской школе ребята побьются-побьются, потом начинают приседать и отжиматься. Я это перенял, теперь и мои ребята спаррингуются, приседают, отжимаются, снова кумитэ, опять приседания, отжимания.
 
- Когда Вы были учеником, что для вас было интереснее техника или спарринги?
- Скорее всего, спарринги. Техника мне тогда немного непонятна была. Я думал, что японцы много ненужного напридумывали. Теперь я понимаю, что техника и спарринги они неразделимы. Это как на подводной лодке боевой пост, который кровью заработан. Ничего лишнего японцы туда не вложили, может, даже недодали. Поэтому, сейчас я совсем по-другому на это смотрю. На технику и на спарринги. Одного без другого не бывает.
 
- Как кёкусинкай повлиял на Ваш характер?
- Всерьёз занимаюсь кёкусином с 1998, стабильно, скажем так. И как начал заниматься, чувствую уверенность в себе. Даже в ситуациях, где можешь проиграть, всё равно, знаешь, что выйдешь достойно. Изрядно пощипанный, но непобеждённый. И своим ребятам так говорю, когда они на татами. Вы выйдете и, даже если проиграете, будете чувствовать уверенность в себе. Ведь это - та  чаша, которая сперва пустует, потом заполняется, и вы ощущаете себя увереннее в школе, дома и в дальнейшем воспитании себя, своих детей, своего духовного роста.
 
Однажды на сборах в Оленегорске сам приболел – шею потянул и не мог участвовать в ночной тренировке. И, без преувеличения, когда ребята выскакивали из гостиницы и прыгали в сугробы с разгону, я стоял и плакал, потому что мне не хватало этого. Первый раз, когда я пробежался босиком в 35-ти градусный мороз, я думал, я умру в полном смысле слова. Но потом энергия какая-то пробила через ноги, я это прям почувствовал. Я бежал, от счастья плакал, мне хотелось петь, кричать, радоваться, - такие ощущения были, незабываемые.
 
 
- Когда решили, что нужно начинать тренерскую деятельность?
- В 2000 году, когда Сергей Иванович Усков уехал из Видяево в Смоленскую область. Я понимал, что никого нет у нас на окраине, никто не приедет, никто не будет с нами заниматься, а очень хотелось. Если бы у меня в детстве был хотя бы такой же инструктор, как я, то я бы был намного увереннее в себе, и стал бы, допустим, не шофером, а директором автобазы. Тренировки воспитывают человека - тебя прижимают, а ты стоишь, не отходишь назад, ищешь выход из ситуации, это и в жизни помогает здорово. Потихонечку стали налаживать работу клуба, естественно, поначалу были проблемы. Но позже, когда ребята стали занимать призовые места, участвовать в мероприятиях областной федерации, администрация увидела, что успехи у клуба есть, и пошла нам навстречу.  
 
- Расскажите о Вашем коллективе.
- Нашим ребятам от 10 до 35 лет, стабильно занимаются человек 15, - жалко, часто болеют наши северные дети. Всего же в клубе около 20 ребят.
 

Один из учеников Владимира Ивановича - Кирилл Морозов, выпускник 9 класса, кёкусин изучает с сентября 2012, 8 кю.  
        «О кёкусинкае мне рассказал Алексей Быков, он тоже занимается, он и привёл меня в карате. Предложил мне, я заинтересовался. Спасибо ему за это. Когда пришел в зал к Владимиру Ивановичу, думал, ничего сложного: я же до этого занимался спортом, должна же быть какая-то фора перед другими. Но, несмотря на то, что в первый спарринг встал с младшим учеником, он меня просто побил. После этой тренировки я поставил себе цель - догнать и победить.  
         Хочу, как и Владимир Иванович, открыть свою школу. Преподавать по его методике, потому что она для более молодого поколения. Также хочется сдавать на пояса, расти физически, морально, духовно. Он для нас делает очень многое: те же тренировки, сборы, возит нас на соревнования, всегда нам говорит – не бойтесь, стойте до конца, каким бы сложным испытание ни было. Главное для меня - не опозорить имя Владимира Ивановича».

 
- Владимир Иванович, чему Вы учите своих каратистов? Что, на Ваш взгляд, самое важное?
- Во-первых, я им говорю, что хочу вырастить из них достойных людей нашей страны. У нас будут взлёты, будут и падения, но если вы поставили цель, например, стать  полковником к тридцати трём годам, идите к ней. Вы к ней придете. Обязательно. Даже если вас не пустят в академию в этом году, не останавливайтесь! Пустят в следующем. Главное – цель, она оправдывает всё, и средства, и бытовые, житейские проблемы.
Надо любить Родину. Спортсмен выходит на татами, ему страшно, но он поборол себя, заполнил чашу, уже страха нет. Так и в жизни. Многие видяевцы хотят быть военными. Я твердо уверен, мои ученики никогда не будут бить людей. Даже если на каратиста бросятся, он защитится, но в меру, он не будет ломать костей. Тому человеку и этого хватит.
Во-вторых, дисциплина. Прежде всего, это постоянство в тренировках, ведь благодаря этому человек становится более организованным. Помимо школы, регулярные посещения спортзала способствуют развитию самодисциплины, организованности. Ученик знает, что в 19.30 ему надо прийти на тренировку, а в 22 часа ему нужно быть дома, чтобы не попасть в полицию.
 
- Сейчас Вы и организатор, и тренер, да и человек семейный. Как находите на всё это время?
- Наверное, благодаря жене Людмиле. Она, как в песне поётся, у меня красавица. Первое время  меня стимулировала и дисциплинировала. Она говорила: «Володя, всего лишь синенький? Это же бессмысленно останавливаться на ученическом поясе. Иди дальше, повыше-повыше. Хоть с возрастом будет тяжело, но закончи с ученическими поясами. К мастеру подойдёшь и будешь на этом уровне».
Да, я хотел всего лишь синий пояс получить, мне бы этого хватило. А вообще самое прекрасное, что именно благодаря ей, я понял главное, на мой взгляд, в кёкусинкай – это путь от 10 кю до 1 Дана. Мне здорово и с коричневым поясом. Но это пока. Пока меня не стимулируют ученики, я сижу на месте. Как только они подрастают, подбираются ко мне, я переживаю - они же догонят меня. В этом я вижу толчок. Семья меня очень поддерживает, особенно раньше. Сейчас я, конечно, вырос из этого, но супруга до сих пор подсказывает: «Володя, не опаздывай, на тебя же дети смотрят». Здесь у меня поддержка огромная. Людмила Сергеевна работает завучем в школе и советует, как с детьми работать, что кому говорить. Она – достойный учитель и я тоже учусь. Говорят, многие учителя учатся у своих учеников. Я стараюсь быть таким. Жизнь есть жизнь. Прежде чем накричать, надо сперва присмотреться к ситуации, понять, что в ней можно взять полезного, лишь потом огорчаться или расстраиваться.
 
Особо хочу поблагодарить Виктора Дмитриевича Рожкова, он у нас молодой такой, энергичный, заводит нас. Он дает очень многое. Когда он объясняет, знания будто вливаются в тебя, и так приятно это воспринимаешь, потом выполняешь с таким духовным задором. Очень ему благодарен.
 
Ну и, конечно же, спасибо Анатолию Викторовичу Криводедову. Когда я первый раз на 9 кю сдавал, он так на меня посмотрел, видно было, что техника у меня не очень, деревянный я был - ни плавности, ни гибкости в движениях. По телосложению я был крупный, как и сейчас. Но сэнсэй меня, скажем по-честному, завысил, говорит, ну, ладно, принимаю. И он мне дал такой толчок, дал в себя поверить. До сих пор, когда его вижу, я ему благодарен, хоть очень редко ему это говорю.     
 
Тогда мне было 38 лет, казалось, что я безумно старый, уже отжил всю свою жизнь. А сейчас я хочу еще пожить лет 18, ну так на подъеме, а потом уже можно остаться и на этом уровне.
 
Материал подготовили Анна Туркина, Виктор Рожков
 
 
 
 
 
 
 

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,moikrug,gplus"

>